URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:38 

Я обидел Авалон

Динь-дон. Раздаётся по всей квартире. Динь-дон. Настойчиво повторяется, когда никто так и не открывает дверь. Динь-дон-динь-дон-динь-дон! Надрывается дверной звонок.

Молодой человек, лежащий на диване под ворохом бумаг, нехотя пошевелился, разбуженный посторонним шумом. Брюнет не спал полночи, доделывая статью, да так и уснул, не окончив начатое. К счастью оставался сущий пустяк, так что он успеет доделать всё и отнести необходимое в редакцию к обеду, как и обещал. Так он думал, пока медленно шёл открывать дверь, протирая всё ещё слипающиеся глаза.

"Мерлин!" Послышалось из-за двери, когда парень уже почти добрался до неё. Это был голос его соседки, ворчливой, но, на самом деле, доброй старушки с первого этажа. Мила старая леди была только с ним, остальным квартирантам их небольшого дома доставалось по полной программе. Но навещала "бедного сиротку" она только по праздникам, а по выходным Мерлин сам спускался к ней на чашечку чая. Однако сегодня не было праздника, да и выходные только прошли. Потому юноша очень удивился, услышав именно этот голос.

- Уже иду, миссис Тёрнер!- крикнул Мерлин, добравшись до двери и зашумев замком.

Открыв дверь, молодой человек стал свидетелем интересной картины. Низенькая миссис Тёрнер за шиворот держала высокого блондина, который изогнувшись под невероятным углом стоял рядом, полностью развернувшись в сторону лестницы, откуда доносился голос Лизи, как всегда подпевающей своему плееру. Скорее всего, девушка опять бежала на прослушивание. "Пусть в этот раз всё сложится удачно", подумал Мерлин о девушке, прежде чем заговорить с соседкой.

- Доброе утро,- парень заставил своё сонное лицо растянуться в привычной добродушной улыбке,- Чем могу помочь?

Услышав его голос, блондин дёрнулся и мгновенно вывернулся из хватки, держащей его, старушки. И, не давая юноше возможность себя рассмотреть, повис на нём, радостно выкрикнув "Мерлин!". Голос показался брюнету подозрительно знакомым, он в замешательстве посмотрел на соседку, так как на, повисшего на нём, молодого человека посмотреть было с его ракурса не возможно.

- Выхожу я с утра, вынести мусор,- начала возмущённая леди,- возвращаюсь в парадную, а там вот!- женщина рукой махнула на блондина, так и не отпустившего и крепко обнимающего Мерлина.- Стоит по сторонам оглядывается.... Босиком на каменном полу! А потом как закричит "Мерлин!!!" Я было подумала - пьяница, но нет, подошла к нему, алкоголем не пахнет. А он как схватит меня, да давай трясти, мол "где Мерлин, старая ведьма", я то ему подзатыльник и влепила, да отчитала. Он успокоился немного, да опять про тебя спрашивает, жалостно так... Вот я его к тебе и привела, разбирайтесь, но чтоб не шумели!

- Д-да, миссис Тёрнер,- выдавил Мерлин, в этот момент гость оживился и начал парня ощупывать, бормоча что-то в роде " живой, целый, здоровый". А старушка попрощалась и дверь за собой закрыла.

Наконец блондин отлип от него, и маг замер в неверии.

- Артур?!- в ответ король смотрел на него, широко улыбаясь. Настала очередь Мерлина повиснуть на старом друге. Но он быстро пришёл в себя,- Но как? Что-то случилось? Англия в опасности?

- Нет,- Артур свёл брови и быстро проговорил, отведя взгляд,- я... Явродеобиделавалон.

- Ты что?- не сразу разобрал Мерлин. Король поморщился, но повторил.

- Я обидел Авалон.

- Что?Как? Это остров, венценосный ты балбес! Как ты мог обидеть остров?!

- Ну... Не важно,- всё так же не смотря Мерлину в глаза, ответил тот и перевёл тему.- Ты что, не рад появлению своего короля?

- Рад... Конечно, рад! Просто, это было неожиданно... Я ждал какого-нибудь предвестия, видения, а ты просто взял и зашёл через дверь.

- Можешь высказать своё недовольство волшебным силам, кинувшим меня на каменный пол этого странного замка. Ты что, служишь этой ворчливой старушенции?

- Это миссис Тёрнер, и нет, я никому здесь не служу.

- Хорошо.

- Хорошо?- маг приподнял правую бровь.

- Было бы ужасно, если бы мой слуга променял меня на кого-то вроде неё... Или вообще на кого-то...

- Артур, времена, когда я был слугой, давно прошли. Я очень рад вновь тебя видеть, словами не передать на сколько я рад... Но тебе надо понять как сильно всё изменилось.

- Времена? Мерлин, о чём ты? Да, я провёл ТАМ много времени, но неужели за какой-нибудь десяток лет....

- Десять лет...- отчего-то охрипшим голосом, перебил брюнет,- прошли столетия... Тебя не было несколько веков, я уже не верил, что когда-нибудь снова тебя увижу!

- Не шути так,- мрачнея попросил Артур,- после того, где я побывал, я могу и поверить.

- Хотел бы я, чтоб это было шуткой,- парень прошёл в комнату и сел на диван, растерянно запуская кисть в волосы.

Всё казалось каким-то сумбурным и нереальным, абсурдным в какой-то степени. Мерлин ждал, ждал сначала годы, потом десятилетия, дальше счёт пошёл на столетия. Маг отчаялся, но продолжал жить, потому лишь, что оставалась вероятность, что однажды король возродится, как и предрекалось. И тогда Мерлин хотел быть рядом со своим королём, чтобы быть поддержкой для него в новом изменившемся мире. Не такой уж и молодой, на самом деле, человек проживал разные жизни. Состаривался, молодел, переезжал с места на место или век жил в одном городе. Видел так много, испытал столько всего. Порой ему хотелось, чтобы всё закончилось, ему хотелось уйти, но потом он вспоминал, почему каждый раз решает остаться. Сначала, он старался помочь, вмешивался в события, в историю, потом, пыл его поостыл, и он жил обычной жизнью, иногда уходил отшельником в горы, но через какое-то время возвращался, возвращался всегда.
В этот город он прибыл пять лет назад, как раз после того, как на пол сотни лет погрузил себя в сон. Год ушёл у него, чтобы восполнить всё, что он упустил за пятьдесят лет, магия не мало помогала. После долгого отдыха, мысли и чувства пришли в некоторую гармонию, и он был готов прожить ещё одну жизнь, в этот раз он стал молодым журналистом. Образ бородатого старика успел надоесть, хотя и в нём были плюсы для того, кто однажды обжёгшись, не желал обременять себя семьёй.
И так, с новыми силами и предвкушением некоего успеха, маг начинал новую жизнь. В которой и свершилось то, чего так долго ждал Эмрис.

- Значит сотни лет?- этот факт пытался укоренится в сознании короля, но пока получалось плохо. Он не мог поверить, что это могло быть правдой. Когда он умер, он рвался обратно, прыгал в бескрайнюю воду, стремясь вернуться к нуждающемуся в нём государству, к оставленным друзьям. Но неведомые ему силы упорно возвращались его на остров. Он орал и ругался, даже слёзы порой стекали по его щекам, но пути назад не было. Ему объясняли, то феи, то другие духи, что однажды ему дозволено будет вернуться, когда Авалон решит, что это необходимо. Он успокоился и ждал, но терпение не было его лучшей чертой, ожидание неведомой даты будило в нём тоску. Но тоска эта была не по Камелоту, не по его народу и даже не по любимой некогда жене, нет, тосковал он по Мерлину. По магу спасавшему ему жизнь не один раз, о чём ему рассказал навестивший короля Ланселот. Артур видел здесь и отца, и порадовался встречи с матерью. Но эти духи были другими, им не суждено было вернуться к жизни и от того, они не испытывали той тоски, что съедала блондина. Они изменились, в них было что-то, чего мятежный дух Пендрагона понять не мог. Скорее всего они уже видели мир иначе, они перешли свою черту и всё навеки для них переменилось.
Время текло медленно, непонятно. И однажды Артур вновь начал метаться. Он донимал духов и других обитателей волшебного острова разговорами о жизни, о том что они потеряли. Потом начал рассказывать свою историю, много внимания уделяя личности Мерлина. Все существа, жившие на этом безграничном острове, стали его сторониться, ища покоя, но король всегда находил кого-нибудь, кому ещё не успел ничего рассказать. Он утомил даже сам остров, и невидимые силы перенесли блондина в самое уединённое место, какое могло быть. Тогда Артур не выдержал, он пытался поругаться с островом, что представлялось невозможным, но молодому человеку нужно было выпустить пар. Он громко выговаривал всё, что на копилось на душе. Однако из-за обиды, в его речи проскальзывали упрёки в адрес самого Аволона. Это были какие-то глупости вроде "ты бесчувственная каменюга", "злонравный клочёк земли" и прочее, не столь важное, и хоть остров был невероятно стар и очень могущественен, он никогда прежде не оставлял в своих чертогах на столь долгий срок душу не успокоенную, и потому был не знаком с тонкостями такого поведения. Авалон обиделся, как бы нелепо это ни звучало. И отправил короля Артура туда, куда так жаждала его душа.

"Ку-ку, ку-ку", прокуковали старомодные настенные часы, заколдованнее Мерлином так, чтобы они молчали когда маг спит, но исправно оповещали о времени, когда тот бодрствует.
Звук часов, как сигнал, вырвал молодых людей из задумчивости. Артур подскочил и настороженно повернулся к часам. Мерлин тоже посмотрел на часы и с удивлением отметил, что ещё чуть-чуть и он опоздает в редакцию. Он кинулся к компьютеру, быстро вписывая недостающие строки, и запустил принтер. Блондин с непониманием и любопытством наблюдал за ним, не решаясь прервать, спешащего куда-то, друга.

- Мерлин, что происходит?- всё-таки спросил король.

- А? Ой, прости, ты же... Всё нормально, потом объясню. Слушай, мне надо уйти, где-то на час, может чуть больше. Подожди здесь, хорошо? Я постараюсь быстрее. Вот, посмотри телик, пока,- парень включил телевизор и, подхватив бумаги и флэшку, двинулся к выходу, но остановился пояснить,- не волнуйся, это просто телевизор, просто посмотри на движущиеся картинки и ничего с ним не делай, что бы там ни показывали... И вообще просто посиди здесь и ничего не делай, ладно? Я вернусь и всё разъясню, только не вздумай никуда уходить...

- Хорошо, хорошо...- недовольно побурчал блондин, который не понимал поведения Мерлина, но видя, что тот взволнован решил, что часок можно и потерпеть. Тот-то, оказывается, сотни лет ждал. От мысли, что маг ждал его, становилось теплее и спокойнее. Так что он вполне был в силах выполнить просьбу.

Артур послушно сел на диван и уставился в телевизор, на его лице читалось удивление, восхищение и ужас одновременно. Мерлин не хотел бы знать, что именно там подумал про тв король. Брюнет ещё раз пообещал поторопиться и вышел за дверь. Из-за закрывшейся двери, он не смог услышать, как голос из телевизора произнёс - "Меч в камне".

По пути маг пребывал в шоке. Он не понимал, зачем он несётся в редакцию, когда то, чего он так долго ждал свершилось, когда он мог остаться дома с тем, кого готов был ждать столетиями. Уже возвращаясь, юноша подумал, что, может быть, от недосыпа ему привиделось, или это вовсе был сон, вот он сейчас вернётся, а в квартире никого. И снова столетия одинокого ожидания. От такой мысли по спине пробежал холодок, и парень прибавил ходу. В комнату он чуть-ли не вбежал. Но его опасения не оправдались, его величество король прошлого сидел всё там же, где маг его оставил и завороженно смотрел на экран, где как раз заканчивался мультик про маленького короля Артура.

- Артур,- позвал Мерлин, выключая телевизор.

- Я был рыбой! И птицей, и белкой, и нищим! А ты был стариком и летал, и у тебя была говорящая сова! И ты превращался во всякое...Ты не говорил, что так можешь!-в голосе блондина чувствовалась нотка укора.

- Если ты помнишь, я вообще не говорил тебя о том, что могу. В прошлом я рисковал быть поджаренным заживо.

- Я бы не стал...

- Уже не важно,- перебил волшебник,- не будем об этом. Кстати, только что ты смотрел мультик. И правда в нём только то, что ты достойный король, а у меня был говорящих филин.

-Архимед?

- Что? Нет, что за нелепое имя доя птицы... Забудем пока про это, нам надо многое обсудить...

Мерлин начал рассказывать, очень кратко, о том, что было после смерти Артура. Они сделали перерыв на обед, и рассказ продолжился. Чуть подробнее магу пришлось остановиться на нынешнем времени, так как король задавал множество, несущественных по сути, вопросы. Пришлось объяснять про принтер, компьютер, редакцию и телевидение. Мерлин воспользовался магией, чтобы передать Артуру основные знания о мире, но далеко не все, так что им предстояло долгое обучение, но это позже, пока они довольствовались беседой. К вечеру они утомились разговором. Артура крайне заинтересовало кино, и он уговорил мага показать ему ещё что-нибудь о своей собственной жизни, так как интерпретация некоего Диснея короля порядком повеселила. Мерлин укорил его в нарциссизме, но Пендрагон лишь непонимающе посмотрел на него.

И так, вечером они вместе устроились на диване, маг заказал пиццу, попутно знакомя своего короля с итальянской кухней. Эмрис запустил фильм под название "Рыцари круглого стола". Перед этим предупредив Артура, что со следующего дня, тому предстоит смотреть исключительно исторические фильмы о той стране, в которую превратилось бывшее когда-то его королевство. Более того, те фильмы были произведены под чутким руководством самого мага. Ведь, хоть и отчаявшийся, он всегда заботился о том, чтобы вернувшись король смог как можно быстрее адаптироваться в новом мире.

Поначалу оба смотрели фильм внимательно, Артур посмеивался над нелепыми костюмами, нисколько не походившими на те доспехи, что носили его рыцари, а Мерлин просто наслаждался его смехом и старым фильмом. Потом, маг и не заметил, как стал засыпать. В итоге, уснул он на плече у короля, что тот заметил не сразу. Но когда юноша, во сне медленно переместился на его колени, блондин уже не мог не заметить. Он совершенно отвлёкся от фильма и провёл рукой по тёмным волосам. В груди поднялась необычайная нежность и он, тепло улыбнувшись, продолжил поглаживать своего бывшего слугу. В голове некстати пронеслось сравнение с псом, которого будучи ребёнком, Артур тайно протаскивал в свои покои, пока отец не видел, и так же проводил вечера, гладя своего верного друга по гигантской чёрной голове. Тогда ему казалось, что вернее чем тот пёс, друга ему не найти. Теперь был Мерлин: добрый, верный, умный, тёплый... Мысли начинали путаться, так как, умиротворённый близостью дорогого человека, король начинал засыпать. Последним о чём он подумал, так это что завтра, как только он проснётся он всё-всё расскажет Мерлину, и о том, какой маг замечательный, и о том, как он по нему тосковал, и о том, из-за чего он доставал весь Авалон, и о том, как он наконец понял, как сильно он любит своего слугу. А потом Мерлин ответит... Не важно что он ответит, Артур от него не отстанет. Он больше не потеряет самое дорогое. И он больше не оставит своего мага одного. Чтобы ни случилось, Пендрагон обязательно сделает их счастливыми.

А когда король засыпал, Эмрису снилось, как на туманном берегу Авалона сидят они с Артуром, держась за руки и видя в глазах друг друга покой, тот покой, который остров берёг для них двоих.


-

@темы: фанфики

20:29 

Хоббит, Шерлок, Звёздный путь... в моём сердце всем место найдётся!)

немного старого и упоротого скетча... руки делают, а глаза потом боятся))





@темы: @Звёздный путь, @Хоббит, @Шерлок BBC, @рисунки

14:09 

ох уж эти сказочки)

мой дневник - это по сути склад. Я никуда не ставила на него ссылку, потому он пока исключительно для меня, для хранения информации, можно так сказать)
Может потом это и изменится, но пока закину ка я ещё кое-чего к себе на чердак.))

16:29 

Путешествую)

Тирольские доломитовые Альпы. Столь красивое место! Тенистые склоны придают пейзажу таинственность, а солнечная их часть подчёркивает величественность гор. Торжественно возвышающиеся над маленькими деревушками, скалы не оставляют равнодушными ни одного созерцателя. То тут, то там из зелёного покрова Альп показываются церквушки и старые башенки, бывшие некогда частью чего-то большего, замка или ещё какого-то значимого заведения. Дальние вершины растворяются в утренней дымке, а рассветные лучи заставляют оголившийся доломит чуть-ли не светиться белым цветом. Красота этих мест неизменна и впечатляет, сколько бы раз вы их ни увидели.

00:40 

попробовала писать по заявке на фикбуке

название: Я в шоке, вот...

Фэндом: Шерлок (BBC)
Персонажи: Лестрейд/Джон
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор
Описание: по заявке: Лестрейд/Джон; "я в шоке, вот на мне одеяло!" (с) Ключ: Джон в противошоковом одеяле.

Джон сидел на ступеньке, закутанный в неизменное оранжевое безобразие, пока Шерлок бегал из комнаты в комнату собирая улики. Бывший военный искренне не понимал, чем ему могло помочь одеяло, и о каком шоке может идти речь, когда он уже не первый день живет и расследует дела вместе с самим Шерлоком Холмсом. С таким соседом доктор уже давно привык к стрессовым ситуациям. Однако Ватсон решил не возмущаться и воспользоваться возможностью немного отдохнуть, пока окружающие заняты делом. Отдых ему действительно был необходим, ведь до своего похищения доктор двое суток провел на ногах, благодаря своему кудрявому соседу, разумеется, который взявшись за новое дело ни в какую не хотел оставлять Джона в покое. А уж после того как, организовавшие то самое дело, преступники похитили блоггера, дабы заставить социопата поумерить свое рвение к вмешательству в их дела, Ватсону и вовсе некогда было расслабляться. И потому теперь он спокойно сидел на лестнице и следил за происходящим сквозь полу прикрытые веки. В поле его зрения попадал сейчас лишь инспектор Лестрейд, спокойно что-то втолковывающий одному из своих подчиненных. Этот мужчина с первой встречи привлек внимание Джона, он был умен, что бы там не думал о нем Шерлок, сдержан, привлекателен и будто бы излучал надежность. В своей нынешней жизни доктору не хватало именно этой надежности, стабильности, которая, не смотря на особенности работы, чувствовалась в инспекторе. Размышляя о качествах Грегори, Джон не отводил от него глаз. Взгляд цеплялся то за чуть встрепанные седеющие волосы, которые инспектор имел обыкновение ерошить, когда подыскивал нужные объяснения, то за постоянно меняющие свое положение руки. О, эти руки не раз являлись доктору в жарких снах. И Ватсону казалось, что у него просто не найдется сил отвести свой взгляд от этой, так манящей его, фигуры. Его мысли медленно перешли в фантазии. А пока Джон предавался своим мыслям, Грег закончил разъяснения, и его подчиненный поспешил заняться поручениями. В холле остались только доктор и инспектор. Подойдя к лестнице и чуть наклонившись, для более удобного общения, Лестрейд обратился к бывшему военному:

- Доктор Ватсон, как вы? Подбросить вас домой? Шерлок собрал нужные улики и умчался в неизвестном направлении,- "как и всегда, в общем то" мысленно добавил он.

-Ага,- отозвался Джон, все еще частично прибывая в мире своих грез. Усталость давала о себе знать и он практически проваливался в сон, потому, все еще не отойдя от фантазий, он почти не отдавал себе отчета в своем следующем действии. Доктор привстал и быстро поцеловал Грегори в приоткрытые губы, впрочем, так же быстро отстранившись.

- Что?...- пребывая в шоке, выдавил инспектор.

Тут Джон окончательно очнулся и в удивлении широко распахнул глаз.

- Я...это...Шок!- выкрутился Ватсон, для наглядности потрясая накинутым на него одеялом.

- Вы, кажется, предлагали отправить меня домой?- постарался он побыстрее перевести тему.

- Ах, да... Смит,- крикнул Лестрейд, и в помещение вбежал все тот же подчиненный. - Завезите доктора на Бейкер-стрит.

- Да, сэр. Доктор, прошу за мной.

Сев в машину, Джон почувствовал, что запоздало краснеет. Боже, что же он наделал? Как можно было так глупо себя выдать? Оставалось надеяться, что оранжевое одеяло подтвердило его отмазку. Домой блоггер вернулся разбитым и усталым, а потому лучшим решением выбрал завалиться в кровать и проспать ближайшую вечность.

Оставшийся на месте преступления инспектор пребывал в смятении. Он постарался выкинуть случившееся из головы и продолжить работать, однако это у него не получилось, ввиду его неравнодушия к доктору Ватсону. Помаявшись и постаравшись работать еще около получаса, Лестрейд бросил это дело, оставшееся вполне могли закончить и его подчиненные, и сел в машину. Он хотел отправиться домой и обдумать свое дальнейшее поведение с шерлоковским соседом, но передумав направился прямиком на Бейкер-стрит. И по дороге придя к определенным выводам, Грегори постучался в дверь с надписью 221В. Открыла ему миссис Хадсон и посоветовала стучать громче, ибо доктор вернулся очень устлавшим и наверняка спал. Поблагодарив женщину, Грег поднялся по лестнице и снова постучал.

Джон проснулся от оглушительного стука, раздававшегося по всей квартире, он нехотя выбрался из постели и поплелся открывать, благо раздеться он так и не успел. Открыв дверь, доктор мгновенно очнулся, на пороге стоял инспектор, нервно переступающий с ноги на ногу.

- Могу я войти?- как можно более спокойно спросил он.

- Оу, конечно,-ответил Джон отступая и пропуская Лестрейда,- проходи, присаживайся, чаю заварить?

- Нет, спасибо,- бросил Грег, проходя и садясь на диван. Ватсон прошел за ним и сел в противоположный угол дивана.- На счет того что было там, в холле...

Грегори замялся и заметил, что уши Джона покраснели, а на щеках появился слегка заметный румянец. Взгляд доктор отвел, что и убедило инспектора в том, что поцелуй едва ли был связан с шоком. Мысленно победно улыбнувшись, он решил действовать. Не теряя решимости, Лестрейд придвинулся и поцеловал доктора, только куда более страстно, чем позволил себе прежде блоггер.

- Что?...- настала очередь Джона впадать в ступор.

- Я, кажется тоже...- инспектор немного рассеянно взъерошил волосы, отводя глаза, те сразу же наткнулись на валяющуюся рядом оранжевую ткань. Схватив ее и накинув на плечи, Грег продолжил,- я в шоке, вот на мне одеяло!

Джон секунду смотрел непонимающе, а потом комнату заполнил громкий смех двух, наконец понявших друг друга, мужчин.
За дверью, миссис Хадсон покачала головой и пошла звонить домовладельце инспектора Лестрейда, теперь им будет что обсудить при встрече, а то ни домыслы об несостоявшихся отношениях Джона с Шерлоком, ни обсуждение развалившегося брака инспектора, последнее время не могли занять их дольше чем на час. Но теперь то, у них под присмотром оказался идеальный источник сплетен. Боже, благослови кипучую криминальную жизнь Лондона!

@темы: фанфик, слэш, Шерлок BBC, Лестрейд/Джон

19:28 

Дар любимому богу

Почему.... Почему?! О солнце, ну почему я не могу умереть вместе с ним? Почему не могу воскресить? Почему не смог спасти? Уберечь? Ведь нет у меня никого дороже этого юноши, чье тепло еще греет мои руки...его кровь... И я тому виной! Его душа уже покинула тело, но крохотная частица оставлена им специально для меня... Она тускло светится над его грудью, в том месте где еще несколько минут назад бешено стучало молодое сердце, но и эта частица готова исчезнуть в любой момент. Я бережно беру ее, зажимая в трясущихся руках. Любимый, это мой последний подарок тебе, единственное, что я могу сохранить на земле в память о тебе. Я опускаю ладони к земле, и уже через мгновение, подпитываемый божественными слезами, передо мной распускается самый прекрасный для меня цветок, он будет носить твое имя....Гиацинт!
***


Было тепло, если не сказать жарко. Двое юношей играли на поляне у подножия гор, и от ярко светящего солнца их прикрывали лишь тени растущих рядом тоненьких деревьев. Младший из них, темноволосый и смуглокожий, юнец, с задорно блестящими черными глазами, бегал по невысокой траве и всячески заигрывал со своим светловолосым спутником, а тот, не отрывая полного нежности взгляда небесно голубых глаз от юноши, позволял себя увлекать в своеобразную игру. Аполлон, бог солнца и искусства, не мог ни в чем противится своему смертному возлюбленному, его взгляд манил бога, его смех зачаровывал и казался покровителю муз прекраснее любой сочиненной им мелодии, вся внешность Гиацинта была во сто крат прекраснее любой картины, любой скульптуры, сотворенной когда-либо по желанию самого Аполлона. И сейчас, увлеченный игрой, бог впитывал каждую деталь неописуемого облика любимого. А сам Гиацинт так же не мог оторваться от своего бога, однажды он не смог отвергнуть любовь прекраснейшего из богов, и с тех пор ни разу не жалел о своем выборе, лишь иногда его посещали печальные мысли о своей смертности, о том, что будет с ними когда он начнет стареть... Но юноша твердо отодвигал эти мысли и, как и сейчас, обращал все свое внимание на повелителя солнца. Увлеченный своей игрой Гиацинт не заметил как они подобрались к горам, он понял это лишь наскочив на один из многочисленных валунов, лежащих близ подножия горы. Бог же заметив замешательство своего спутника, воспользовался моментом и поймал, наконец, непоседливого юнца. Сильные теплые, как само солнце, руки обхватили юношеский торс и прижали к распаленному от зноя и бега телу. Горячие губы накрыли смеющийся рот, и Гиацинт, все еще не успокоившийся, начал отвечать на страстный божественный поцелуй. С трудом заставив себя оторваться от желанного, Аполлон заглянул в любимые глаза, сколько всего видел в них бог: страсть и любовь, энергию и волю...и нечто такое, что не под силу объяснить даже богу. И неизвестно как далеко зашло бы их милование, если бы в темновласую голову не пришла замечательная идея - метание дисков! Ведь так прекрасен его возлюбленный, метающий медный диск... И хоть нет у бога на то настроения, но не может он отказать своему Гиацинту. Взяв диск метнул его так высоко, что из виду скрылся медный предмет, а игривый юноша побежал перехватить его. Возле следующей горы нагнал Гиацинт диск, но с громким скрежетом металл отскочил от валуна и угодил прекрасному юноше в голову. Как во сне видит бог падающее тело любимого, со всех ног бежит к нему... Но не спасти уже солнечному Аполлону своего ненаглядного, светясь медленно душа покидает юное тело, но чувства этой души так сильны, что часть ее все же остается у тела, чтобы стать последним даром любимому богу.

22:19 

даже ненужный мне дневник приносит пользу, вот чудесатось)

21:56 

политология предмет скучный, но плодотворный


В мире постоянных войн, выходящего из жилища, ты можешь больше не увидеть, и каждый раз остается только ждать, верить, надеяться. Однако, в этот раз он уходит не один, и ожидание становиться совершенно не выносимым. Вернуться ли они через отведённый срок?

19:51 

Я никогда не могу сказать зачем я завожу дневник... имеет ли для меня это смысл или нет.. пусть просто так будет, всё равно никому не придёт в голову читать то что я тут буду писать, так почему бы и не пописать, так для себя.)

22:15 

ну и к слову о британцах)


Как старый, но уютный чердак

главная